психология бизнес психотехнологии НЛП тренинги тест тестирование персонал кадры программа продукт психодиагностика Профессор профотбор HR обследование психология в бизнесе
 
новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   Печать Контакты
Статьи - 5 последних
  •  Первый день на новой работе
  •  Женщина-руководитель: проблема самоактуализации в контексте полоролевых характеристик личности
  •  Полоролевые стереотипы как регуляторы самопринятия человека в качестве субъекта деятельности
  •  Гендерная интерпретация самоактуализации личности в профессии: проблемы и стратегии профессионализации
  •  Гендерные аспекты социальной адаптации в условиях ранней профессионализации
  • Тесты - 5 популярных
  •   Способны ли вы убить человека?
  •   Проверьте свою память
  •   Каков Ваш характер?
  •   Насколько Вы довольны жизнью?
  •   Довольны ли Вы собой?
  • Голосование
    Ваше мнение о навигации и удобству представления материалов данного сайта
    Организацию представления разделов и материалов нужно улучшить
    Нужны небольшие изменения в навигации
    Ничего не нужно менять

    результаты
    Поиск по сайту
    Расширенный поиск
    Рассылка новостей



    Начало - Психология - Психология в бизнесе - Психология имиджа: проблемы и перспективы

    З.И. Рябикина
    Психология имиджа: проблемы и перспективы

    Одно из модных понятий нашего времени, к которому мы сегодня часто обращаемся как в обыденных разговорах, так и в научных дискуссиях - понятие «имидж». Под имиджем понима­ется сложившийся в массовом сознании и имеющий характер стереотипа эмоционально-окрашенный образ кого-либо или че­го-либо. В самосознании человека, в его многоаспектном, мно­гослойном образе-Я отраженное знание о том как его видят, представляют, интерпретируют Другие предстает как публичное Я.

                    Создание человеком публичного образа, рассчитанного на то, чтобы вызвать определенную реакцию окружающих, конеч­но, не только что осознанный наукой феномен. То, что поведе­ние человека в группе отличается от того, как он ведет себя, бу­дучи один - факт достаточно тривиальный, как бы само-собой разумеющийся. Это - базовая посылка, обусловившая возникно­вение одной из существенных областей психологического зна­ния - социальной психологии. Но вот фокусировка внимания на том как возникает этот образ, как, какими средствами его можно создать,  появление  легиона  специалистов  (стилистов,   имид­жмейкеров и пр.), предлагающих нам свои услуги в этой облас­ти, разработка технологий, практическая проработка процедур, тиражирование рекомендаций и средств, доведенное почти до индустриальных масштабов - все это приметы нашего времени.

                    Почему это происходит? Увеличившееся количество ком­муникаций в условную единиц) времени, резко возросшая «плотность» наших контактов с Другими, когда мы сталкиваем­ся с проблемой быстро донести до партнера не только необхо­димую, но располагающую его к общению с нами информацию - ставит перед человеком и перед организацией (фирмой) про­блему создания и поддержания имиджа. Имидж - легко считы­ваемый образ, обеспечивающий предъявление через внешнюю атрибутику внутреннего (если речь идет о человеке, то психоло­гического, личностного) содержания, обусловливающего инте­рес партнера. Например, респектабельный, несколько консерва­тивный стиль в одежде «говорит» о достатке, уверенности, ста­бильности человека, давно и привычно занимающего социаль­ную нишу, обеспечивающую благополучие в жизни. Это «дает» нам надежду на безопасность деловых контактов с таким парт­нером и чувство принадлежности к тому же слою.

                    Торопливо осваивая область целеориентированной презен­тации, мы обильно заимствуем готовые рекомендации западных практиков. Если на Западе специалисты по имиджелогии и паблик рилейшнз давно уже составляют существенную прослойку, обеспечивающую эффективные коммуникации в обществе, то для нас это еще не вполне освоенные области науки и практики. Заимствование западного опыта в этой ситуации - естественное явление Но, признавая это, нельзя не признать и другое: куль­турные различия, обусловленные особенностями социально-исторической ситуации в нашей стране и, в свою очередь, обу­словливающие своеобразие менталитета наших граждан, пред­полагают необходимость собственных активных исследований в этой области, выработку собственных практик.

    Культура (при всей сложности этого глобального понятия) может быть определена как сложившаяся в историческом бытии сообщества система ценностей, норм, знаний и символов. Это - система стандартов, образцов. В попытке найти более яркий об­раз для рассматриваемого понятия, П.Н. Шихирев определил культуру как «правила игры, достигнутые участниками на дан­ный момент времени» [1]. Продолжая развивать этот образ, сле­дует добавить, что «правила игры» должны предполагать суще­ствование и обобщенных образов участников игры в соответст­вии с возлагаемыми на них функциями, т.е. «типы персонажей».

                    Освоенность культуры предполагает способность субъекта передать партнеру по общению информацию на языке сложив­шихся в данной культуре символов и способность декодировать переданную ему партнером информацию, т.е. расшифровать ис­пользованные им символы. «Считывая» сквозь призму имиджа характеристики другого человека мы используем культурно-обусловленный, сложившийся в конкретно-историческом со­циуме «алфавит» поведенческих проявлений [2, 3 и др.], сло­жившуюся категориальную сетку типов личностей («новый рус­ский», «новый бедный» и пр.). Таким образом, имидж - один из существенных пластов языка cmieonoe. Создавая имидж, мы воссоздаем символ некоторого типа личности, используя при этом элементы сложившегося в данной культуре языка. Коллек­ция имиджей отражает культуру. Она и есть наша культура на данный момент исторического времени.

                    Иллюстрируя различия, обусловливающие возможные барьеры во взаимопонимании между представителями разных культур, П.Н. Шихирев приводит в качестве примера различаю­щуюся смысловую нагрузку разноязычных слов-аналогов: рус­ское слово «дело», английское - «бизнес», немецкое — «гешефт» [1]. Если в английском и немецком вариантах приведенные сло­ва предполагают прибыль, наживу, то русское слово «дело» со­вершенно лишено этого оттенка. Это различие в содержатель­ном наполнении приведенных слов позволяет предполагать, что и имиджи «человека занятого делом» или «делового человека» и «бизнесмена» (человека, умеющего зарабатывать, сосредоточен­ного на выгоде) - это различающиеся по содержанию имиджи. Для значительной слоя граждан нашего Отечества слово «биз­несмен» и соответствующий имидж скорее могут вызвать насто­роженность, чем доверие и расположение [4].

                    Другой пример. Воспользуемся опытом Татьяны Занковской, специалиста по подбору кадров для немецких фирм, осу­ществляющих свою деятельность на территории России [5]. Ее опыт работы показал, что образ (имидж) секретаря в Германии не соответствует российским меркам. В Германии это - серьез­ная ответственная должность, не имеющая ограничений по воз­расту, предполагающая личностную и социальную зрелость, большую самостоятельность, способность принимать ответст­венные решения. Соответственно, при подборе кандидатуры не­мецкий шеф вероятнее всего предпочтет зрелую даму, по рос­сийским меркам скорее напоминающую своим стилем поведе­ния зам. директора школы. Российские клиенты привыкли ви­деть в роли секретаря «приветливую девушку без претензий, го­товую принести кофе и немного пококетничать». Поэтому сек­ретарь в офисе немецкой фирмы российского клиента может смутить (кто способен испытать удовольствие от общения с за­вучем школы?), вызовет стеснение и дискомфорт из-за затруд­нения в выборе подходящего способа обращения, поддержания отношений с таким секретарем. Если следовать довольно часто встречающемуся в литературе разделению людей на два типа: (а) ориентированные на результат и (б) ориентированные на поддержание и сохранение благоприятных отношений с партнером - то, как отмечает П.Н. Шихирев, исторический анализ сви­детельствует, что российская культура в целом скорее тяготеет ко второму типу [1]. Значит и при создании имиджа эта сторона характера человека должна получить возможность быть предъ­явленной, что совсем не обязательно в культуре, тяготеющей в большей мере к первому типу.

                    Вернемся от примеров к нашему рассуждению о связи про­блемы имиджа с особенностями сложившейся и продолжающей изменяться культуры сообщества. Проблема имиджа - больше, чем просто проблема имиджа еще и потому, что это - проблема идеала, проблема того типа человека, в образе которого вопло­щены (реализованы) наши желания совершенства. Общество не может жить без идеалов. Имидж - это состоявшиеся (и в этом смысле - удачные) попытки, используя те силы, тот «материал», которым располагает конкретный человек, изобразить, вопло­тить, материализовать идеал. Создавая свой имидж мы усилива­ем, утрируем проявленность тех своих качеств, которые расце­ниваем, как позитивные и эта оценка обусловлена сложившими­ся в культуре стереотипами. Имидж, как символ, есть выражение культуры, а как выражение улучшенной версии человека («пы­таюсь продемонстрировать в имидже свои сильные стороны») -это «взгляд вперед», перспектива, нашего совершенствования, как индивидуального, так и общественного. Имидж отражает культуру и имидж продолжает культуру.

                    Общество, мы с Вами, испытываем непреодолимую, почти болезненную потребность разоблачить удачный имидж (удач­ный, т.е. вызывающий почитание, ажиотаж поклонников, жела­ние подражать и пр. эффекты). Почему? Удачный имидж - это материализация угаданного идеала. И каждому хочется раскрыть тайну этой материализации, понять механику, увидеть более де­тальные, обыденные, соотносимые с собственным опытом по­вседневной жизни, подробности, т.к. это позволит соотнестись, идентифицироваться, прочувствовать и перенять.

                    Итак, создаваемые, тиражируемые имиджи - это любопыт­нейший пласт проявлений современного человека, грезы о себе самом, воплощаемые в публичной жизни. Имиджевая реаль­ность - воплощение улучшенной, праздничной (не на каждый день) версии себя любимого. К. Маркс когда-то определил про­мышленность как чувственно представленную психологию. По аналогии с этим удачным высказыванием, имидж - это чувст­венно представленный взгляд на себя в идеализированной вер­сии. Это - идеи, обретшие материальность в игре специально подобранных, рассчитанных на успех у публики, слов. Это - по­требности, воплощенные в приобретаемых и используемых как символы предметах. Это - тщательно отслеживаемые позы, жес­ты, движения, предъявляющие наше тело в более совершенном виде.

                    Научным осмыслением феноменологии имиджа, проясне­нием механизмов его создания и поддержания занимается имиджелогия. Это относительно новая, активно развивающаяся наука, и ее становление предполагает объединение усилий спе­циалистов различных научных направлений. Свое место в соз­дании этой относительно новой области знания и практики должна занять психология. Коллеги-непсихологи, безусловно, это признают. Например, известный автор публикаций по про­блемам имиджа Г.Г. Почепцов подчеркивает, что имиджелогию не следует сводить к советам о цвете носков или галстука [6]. Предупреждение звучит актуально именно потому, что иногда это происходит. Как в науке, так и в обыденном сознании пока остается недостаточно проработанным представление об имидже как о презентации внутреннего содержания через внешние атри­буты. Имидж - внешнее предъявление свойственных человеку личностных особенностей. Хороший профессионал, помогаю­щий нам в оформлении внешности, это осознает и реализует в своей деятельности. О неразрывной связи и обусловленности внешнего внутренним великолепный мастер прекрасного Ша­нель писала: «Заботясь о красоте, надо начинать с сердца и ду­ши, иначе никакая косметика не поможет». Перечисленные Г.Г. Почепцовым задачи, решаемые в работе над имиджем, прямое тому свидетельство: а) передача нужных характеристик лично­сти, путем отбора и усиления уже имеющихся; б) обогащение личности в нужном направлении, в ряде случаев раскрепощение ее и пр. [6]. Необходимо быть психологически компетентным, чтобы решать эти задачи.

                    Какие проблемы психологического характера, прежде все­го, встают перед нами в работе над имиджем?

                    Имидж в отраженной его субъектом версии это - публич­ное Я человека. В терминологии К, Юнга имидж можно тракто­вать как следствие актуализации Персоны, одного из архетипов, относительно автономного образования в структуре личности и, безусловно, не исчерпывающего ее (личность) своим содержа­нием. Оптимально протекающая индивидуация и достижение в результате этого личностной зрелости предполагают целост­ность, гармонию, содержательную соотнесенность ее элементов в структуре. Self, являясь ядерным архетипом, обеспечивающим центрацию и содержательное единение элементов, обусловлива­ет характер самопредъявления как личностного процесса. Если процесс индивидуации не обрел завершенность, если личность не обрела целостность и предстает как внутренне рассогласо­ванное образование, ее поведение и самопредъявление скорее всего будут характеризоваться непостоянством, отсутствием единства в создаваемом образе (имидже), игрой в чужие роли. В этом случае можно говорить о неконгруэнтном имидже [7].

                    Еще одна проблема. Хороший имидж - гибок и многолик, т.к. предполагает знание адресата, т.е. понимание того к кому обращен создаваемый нашим поведением «текст», кому мы сво­им поведением и оформлением внешности «рассказываем» о се­бе (вспомним известную детскую фразу: «Я не для тебя плачу»), в чей дискурс мы вписываем текст о себе. Но эта «настройка» имиджа на респондента невозможна без психологической ком­петентности, без способности опознать, психологически диагно­стировать тип личности партнера(ов) по общению, используе­мую им (ими) сетку оценочных категорий и опосредуемые этими факторами ожидания и установки по отношению к нам. Необхо­димо знать какие способы презентации, какой «алфавит» будет понятен партнеру. То есть, с одной стороны, надо угадать каки­ми психологическими чертами (чертами характера) хотел бы партнер, чтобы мы были наделены. А, с другой стороны, посред­ством каких способов поведения, какой внешней оформленное™ именно этому партнеру мы можем сообщить то, что мы владеем этими чертами. Здесь необходима определенная социалъно-перцептивная компетентность (научная школа А.А. Бодалева, включающая в себя большое количество исследователей из раз­личных научных центров страны когда-то накопила богатейший материал по механизмам первого впечатления, о содержании различных социально-перцептивных эталонов и пр. [8, 9, 10 и др.]), необходимо знание того, как внутреннее (психологиче­ское) сопряжено с внешним (экспрессия и пр.), чтобы правильно подобрать язык самопредъявления. Наконец, мы должны не только знать, но уметь осуществить эту презентацию, т.е. вла­деть языком тела, богатством интонационных окрасок и пр.

                    Множественность образов, многоликость наших предъяв­лений (из-за различающихся по содержанию контактов), разно­образие имиджевых масок порождает проблему интеграции, со­хранения единства личности, проблему удержания чувства само­тождественности [10]. В одной из книг С. Моэма герой призна­вался своей матери-актрисе, что в детстве он боялся заходить в комнату, в которую только что она ушла, т.к. ему казалось, что если он войдет, то не найдет ее там. Он видел, что она все время в роли, играемой для кого-то, в том числе и для него. И если она ушла в пустую комнату, т.е. вышла из роли, то ее не стало.

                    Потребность в целостности, внутренней (психологической) согласованности, а также согласованности внешнего и внутрен­него - глобальная личностная потребность, опосредующая саму возможность возникновения и сохранения личности. Можно бы­ло бы отослаться ко многим персонологическим концепциям, в которых проблема целостности предстает как центральная, ассо­циируемая авторами этих концепций с проблемой психического здоровья человека. Например, автор теории когнитивного дис­сонанса Л Фестингер писал: «Давно замечено, что любой чело­век стремится к сохранению... внутренней гармонии.» [11, с. 15]. Стремление разрешить возникшее противоречие между элемен­тами знания (это может быть различающееся знание о себе са­мом в ситуациях общения с разными людьми) выступает силь­нейшим мотивирующим фактором и Л. Фестингер доказал это своими исследованиями.

                    Проблема согласованности внутреннего и внешнего (сло­жившееся знание о себе и представление об образе, который транслируется окружающими людьми, реагирующими на пове­дение человека) в данном прочтении трактуется как потребность личности быть подтвержденной значимыми другими [12]. И если создаваемый имидж обусловливает прочтение Другими ха­рактеристик человека как содержательно несогласующихся с те­ми, которые он отразил в Образе-Я, это рассогласование воспри­нимается как мучительный диссонанс и переживается лично­стью болезненно. Вспомним страдания не наделенного даром красноречия героя, которому Сирано де Бержерак создал своим талантом имидж вдохновенного влюбленного поэта.

                    Человек испытывает потребность в открытости, в предъ­явлении себя таким, каков он есть. Другое дело - какую из своих черт акцентировать в конкретной ситуации общения, на какие стороны своей натуры опереться, что предъявить несколько ут­рировано, зная, что это естественно складывающееся направле­ние развития личности и даже если в данный момент это предъ­явление представляется некоторым преувеличением, то «завтра» - это будет достигнутый в развитии личности уровень. И реак­ции окружающих на человека в его «улучшенной версии» будут создавать зону ближайшего развития личности.

                    Имидж всегда должен нести информацию об индивидуаль­ном, сквозь символы в нем должна проступать неповторимость. Конечно, это не просто. В работе с имиджем мы, как правило, сталкиваемся с проблемой балансирования между общим (стан­дартизированным, типизированным) и единичным (индивиду­альным). Мы создаем имидж, чтобы быть легко «прочитывае­мыми», узнаваемыми, легко категоризируемыми. Но, с другой стороны, свойственная человеку потребность в открытости, предъявлении того, что отличает его от других в наше время на­ходит опору в проникающим во все сферы нашего бытия миро­воззрением постмодерна с его нетерпимостью к единообразию, с его главенствующим тезисом о примате различия, с его скепси­сом по отношению к «общим ценностям» и единым критериям прекрасного. Глобализм с его угрозой удобной унификации все­го и вся всколыхнул оппозитную интенцию «инакости», направ­ленность на выявление и поддержание уникального в культурах. На этом фоне выглядит более чем странно наша готовность растворить свою культуру в чужих стандартах и образцах, да еще прочитываемых как культурный идеал. Странно выглядят и вы­зывают удивление унифицированные рекомендации, вроде тех, например, которые обнаруживаются в книге «Секреты умелого руководителя» (составитель И.В. Липсиц), где женщине-руководителю рекомендуют следующее:

            никогда не появляйтесь на работе первой в модной вещи;

            не надевайте на работу ничего, подчеркивающего Ва­шу женскую привлекательность.

                    Эти рекомендации - одно из очевидных проявлений сек-сизма, связанное с неготовностью общества видеть женщину в управлении. За ними прочитывается: «Управление - это мужская игра. Ваша задача - стереть признаки Вашего пола».

                    Как отмечалось выше, имидж - этот «взгляд в будущее» изменяющегося человека, взгляд с опорой на знание себя в про­шлом и настоящем. И если это будущее возникает не как про­должение некой складывающейся в данной культуре, в судьбе конкретного человека линии развития, но как инокультурный имплантант,   мы   наблюдаем   разрыв   прошлого-настоящего-будущего, т.е. разрушение идентичности (Э. Эриксон). И хотя в размышлениях Эриксона личность рассматривается как индиви­дуальный субъект и речь идет о сохранении идентичности кон­кретного индивида, возможно продолжение этой линии рассуж­дений и в рассмотрении коллективного субъекта. Нация, народ, этнос также испытывают потребность в чувстве идентичности, сохранение которого обеспечивается непрерывностью (содержа­тельной     преемственностью)     линии     «прошлое-настоящее-будущее».

                    Конечно, чтобы быть успешным и принятым в обществе индивид} необходимо соответствовать социальным ожиданиям, но это может нанести ущерб аутентичности его бытия, разру­шить чувство идентичности, привести к отчуждению, породить психологическую усталость из-за непрекращающейся игры чуж­дой роли. Таким образом, еще один психологический аспект проблемы имиджа связан с необходимостью дуальной конгру­энтности. Т.е. имидж должен быть конгруэнтен социальным ожиданиям и в тоже время содержательно не диссонировать с Образом-Я, с реальными характеристиками и возможностями человека. Если этого нет, трудно сохранить целостность внеш­него образа во всех элементах его предъявления.

                    Вспоминается забавный пример, когда речь человека явно диссонировала с оформлением его внешности. Молодая женщи­на, привлекавшая внимание окружающих элегантным деловым костюмом и красивой строгой прической, с азартом обсуждала что-то с приятельницей. До слуха окружающих долетела фраза: «О, эта музыка меня так плющит и колбасит».

                    Другой случай демонстрирует разрушение связи между сформировавшимся имиджем и реальными возможностями че­ловека. Представитель претендента на депутатское кресло ак­тивно представляя его в разнообразных аудиториях, фактически не оставлял ему возможности говорить самому. Красноречие представителя создало и претенденту имидж человека, владею­щего ораторским искусством. Когда возникла необходимость поучаствовать в дебатах на телевидении, этот солидный человек выглядел испуганным и обратился к организаторам с вопросом, нельзя ли чтобы и здесь за него говорил его представитель. Уча­ствуя в дебатах, он был растерянным, подбирая слова, пытался воспроизводить речевые обороты своего представителя, его ма­неру держаться перед публикой.

                    По словам В. Франкла, чем менее развито самосознание, тем более несвободен человек [13]. Это можно отнести и к рас­сматриваемым психологическим аспектам проблемы имиджа. Чем менее развито самосознание, тем в большей степени чело­век оказывается зависимым от «мастерства» тех, кто создает ему имидж, либо от случайного стечения обстоятельств. Ориентиру­ясь в значительной степени на ожидания публики, предвосхищая эти желания, мы можем оказаться в плену неконгруэнтного имиджа.

                    В предпринятом на кафедре психологии Кубанского госу­дарственного университета исследовании было выявлено, что в обыденном сознании имидж рассматривается и определяется как «маска», «социальная личина», призванная обеспечить ее субъ­екту благоприятное впечатление окружающих. При этом более половины респондентов (55%) осознают дискомфорт, возни­кающий в следствие чрезмерной зависимости личности от сло­жившегося стереотипизированного взгляда на нее, что препятст­вует аутентичному поведению, реализации себя и создает эф­фекты деперсонализации и отчуждения [7]. В исследовании бы­ло выдвинуто предположение о том, что существенное содержа­тельное различие между тем, что предъявляется и действитель­ными характеристиками личности, а также чрезмерная зависи­мость личности от сложившегося имиджа, обусловлены неадек­ватной Я-концепцией и низкими показателями принятия себя. У такого человека отсутствует соответствие между внутренним со­стоянием, самоощущением и внешними проявлениями в предъ­явлении себя другим. Такой имидж и был назван неконгруэнт­ным.

                    Неконгруэнтный имидж порождает эффект двойного иска­жающего влияния на личность:

           (а) внешне воплощаемая через мимику, жесты, позы и другие выразительные  средства игра инициирует внутренние трансформации   психического   состояния,   переживания   и  пр. (придайте лицу грустное выражение и вы действительно почув­ствуете налет грусти), таким образом, играя чуждую роль, мы создаем зону психологического опыта, диссонирующего с тем, что свойственно нам как целостной личности;

    • (б) люди реагируют на наше сыгранное поведение, ожидая продолжения, и своим дальнейшим поведением, обра­щенным к нам, инициируют нас на продолжение проявленной манеры, таким образом мы оказываетесь в плену сыгранной на­ми роли.

                    Е.М. Забазнова определила конгруэнтный имидж как «мно­гоплановый процесс подтверждения внутреннего самоощущения личности внешним принятием складывающегося образа (имидж) Другими, сопровождаемый чувством аутентичности» [7].

                    Рассматривая работы авторов, анализировавших чрезмер­ную зависимость личности от сложившегося у других стереоти-пизированиого взгляда на нее, обнаруживаешь, что в качестве основной причины исследователи выделяют дисгармоничные отношения в родительской семье, следствием чего является отказ ребенка от субъектности во имя соответствия ожиданиям значимых других (К. Роджерс, К. Хории, В. Сатир и др.). Итог такого процесса - внутренняя конфликтность, невротизация лич­ности (И.С. Кон, В.А. Петровский, А.Б. Орлов, К. Юнг и др.). У такого индивида нарушается целостность Я-концепции, про­исходит отвержение или сегментированное принятие себя, воз­никает и постоянно усиливается страх быть отвергнутым други­ми, что в итоге приводит к внешне противоречивому поведению, а также к поведению, которое не обеспечивает возможность ка­нализировать внутренние энергии, насытить интенции. Нараста­ет разрыв между ядерными образованиями личности (потребно­сти, организмический опыт, личностные смыслы и пр.) и фор­мами поведения, способами организации человеком своего бы­тия.

                    Яркий пример - американский фильм «Пацан», в котором Брюс Уиллис сыграл роль имиджмейкера, способного дать дру­гим дельный совет и создавший себя по образцу благополучного плейбоя, но при этом глубоко несчастный, неустроенный чело­век, вытеснивший из своей памяти болезненные воспоминания детства. Разыгранный в фильме фантастический сюжет позволил взрослому герою Брюса встретиться с самим собой - десятилет­ним пацаном. Вспомнив и приняв свой болезненный детский опыт, герой, наконец, становится аутентичным, начинает жить, обретя личностную идентичность в непрерывности своего про­шлого, настоящего и будущего и вырвавшись из плена некон­груэнтного имиджа.

                    Как правило, к чертам благоприятного имиджа, относят: уверенность в себе, естественность поведения, расположенность к людям. Все эти черты возможны только у человека осознаю­щего свои характеристики и принимающего себя, т.е. у человека с позитивно окрашенной Я-концепцией. Значит создать характе­ризующийся стабильностью благоприятный имидж, содержа­тельно связанный с характеристиками личности и поэтом не разрушительный для человека, можно только проработав внут­ренние конфликты, обеспечив тем самым принятие личностью себя и в следствие этого ее способность полно и свободно про­являть себя.

                    Завершая краткое рассмотрение проблем имиджа, расста­вим несколько на наш взгляд существенных акцентов.

                    Имидж - социальный феномен, но, одновременно, это -личностное образование, следствие психологического содержа­ния и психологических закономерностей развития и функциони­рования личности. Имидж - элемент культуры, символ, вырабо­танный сообществом, и, одновременно, это - продолжение лич­ности, способ ее бытия (аутентичного/неаутентичного) в глазах Других. Имидж детерминирован личностью и имидж детерми­нирует личность, как и другие объективные феномены, которые она порождает и которые затем ее обусловливают. Анализ воз­можных деструктивных влияний имиджа на личность (ее со­стояния, направление ее изменений) позволяет прийти к выводу о необходимости психологической экспертизы этого социально­го феномена на экологичность. Современная психология, ориен­тированная в наше время не только на традиционно свойствен­ные науке задачи анализа феноменов, их интерпретацию, но также на задачи конструирования реальности и в разработке практик имиджмейкерства должна занять активную позицию, обеспечивающую психологическую поддержку личности в со­вершаемом ею выборе и формировании имиджа.

    Список литературы

    1. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека че­ловеком. М., 1982.

    2. Забазнова Е.М. Влияние Я-концепции на формирова­ние конгруэнтного имиджа личности. Автореф. дис.  ... канд. психол. наук. Краснодар, 2001.

    3. Занковская Т. Опыт отбора и найма персонала в пред­ставительстве иностранной компании // Персонал, 2000.

    4. Куницына В.Н. Социальная компетентность и соци­альный  интеллект:   структура,   функции,   взаимоотношение  // Теоретические и прикладные вопросы психологии / под ред. А.А. Крылова. С-Пб, 1995.

    5. Лабунская  В.А.   Экспрессия  человека:   общение  и межличностное познание. Ростов-на-Дону, 1999.

    6. Масликова Ж.В. Личностные детерминанты карьер­ной успешности предпринимателя. Автореф. дис. ... канд. пси-хол. наук. Ставрополь, 2001.

    7. Менджерицкая Ю.А. Социально-психологические ха­рактеристики неподтвержденной личности // Психологический вестник. Ростов-на-Дону, 1997. Вып.2.

    8. Панферов В.Н. Восприятие и интерпретация внешно­сти людей // Вопросы психологии. 1974. N2.

    9. Почепцов Г.Г. Профессия: имиджмейкер. Киев, 2001,

    10. Рябикина З.И., Сомова Е.Г. Личность и ее самоактуа­лизация в общении // Мир психологии. 2001. N4.

    11. Фестингер   Л.    Теория   когнитивного   диссонанса. Санкт-Петербург, 1999.

    12. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1991,

    13. Холл Э. Как понять иностранца без слов. М., 1995.

    14. Шихирев П.Н. Деловая культура - это культура полу­чения и распределения  прибыли // Управление  персоналом. 2000. N11.

    ----

    Сборник научных трудов, КГУ МРЦПК Краснодар 2001


    новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   вверх


    Copyright @FOLLOW 2000-2006
    Designed by follow.ru